5 Ноября 2015 // Дела житейские

Между молотом и наковальней

Кузнец — всем ремеслам отец, говорили в древности. Кто он — современный кузнец? Об этом нам рассказал Николай Репин, фотографии которого за работой в собственной кузне «Ковка от Репина» нам любезно предоставил фотограф Денис Сухачев.

Николай профессионально занимается ковкой около 3 лет, до этого интересовался кузнечным делом больше на уровне любителя, а кузнецом мечтал стать много раньше. «Учиться еще и учиться, — говорит он. — Настоящие мастера всю жизнь приобретают навыки и умения. И все равно найдется прием, который не известен».


Кузнецов в современном мире готовят специализированные учебные заведения — средние и высшие. Мастерами художественной ковки часто становятся выпускники художественных вузов. Иногда ребята обучаются прямо в мастерских. Если у человека есть желание, предрасположенность, он станет кузнецом. Нередки случаи, когда сыновья продолжают профессию своих отцов, дедов…

Но не все профессионалы, которые работают в кузнях, спешат делиться своими знаниями и умениями. «Однажды мне сказали, — вспоминает Николай, — если мастер будет рассказывать все свои секреты, он перестанет быть мастером».

Но и уроки у такого «жадного» мастера тоже важны. Обучение проходит без лишних вопросов, на практике, подмастерье учится подмечать детали, какие-то моменты, которые потом старается повторить, а если все «разжевывать», некоторые тонкости можно и пропустить.

Бывает, напротив, профессионалы с удовольствием рассказывают, подсказывают хорошему ученику, как лучше выполнить тот или иной прием. «Я очень благодарен Резо Толобадзе,  одному из первых в Орехово-Зуеве мастеров кузнечного дела, он многому меня научил, давал советы в процессе работы», — говорит Николай.

Современным кузнецам во многом проще, чем их предшественникам в древности. Во времена интернета работу коллег можно посмотреть, не отходя от монитора, вопросы задать на специализированных форумах. Работают ярмарки и фестивали мастеров. Ближайшая к нам — в Бывалине. Туда съезжаются мастера не только со всей России, но и участники из-за рубежа.

«Я сам узнал об этом фестивале пару лет назад, — рассказывает Николай Репин,  — теперь готовлюсь. Ранее ездил в Донецк. Такие мероприятия очень важны для мастеров: можно обменяться опытом, посмотреть на коллег, оценить «вживую» их работы, сравнить со своими,  чему-то подучиться. Простым людям, посетителям тоже очень интересно».

— Какие изделия чаще заказывают у вас?

— Все что угодно! И решетки, и ограды, и ножи, и сейфы, и  предметы интерьера…. Выделить что-то одно, наиболее популярное, сложно. Обращение каждого клиента означает в итоге индивидуальную работу. Мы с коллегами садимся за чертежи, обдумываем, как лучше выполнить изделие, затем приступаем к исполнению.

 — Лично у вас есть любимые заказы, может быть, вы на чем-то специализируетесь, какие-то вещи получаются лучше?

— У каждого кузнеца свои фишки. Я люблю ковать розы, причем, мои розы неповторимы. Другой мастер выполнит эти цветы иначе. 

— Много ли желающих стать кузнецом, кто вообще загорается такой идеей?

— Думаю, кто по-настоящему хочет, тот добивается поставленной цели, как это было со мной. Нередко приходят парни, «прямо из фитнес-клубов», здоровые, накаченные, уверенные, что уж им-то освоить профессию кузнеца — плевое дело, но… 2 часа с молотом, и они уже «сдуваются». Конечно, я не скажу, что у меня изначально все было гладко, тоже уставал, мышцы болели, но потом привыкаешь,  как правильно работать. 

— Можно не ходить на фитнес, а идти сразу в кузню. Шутка.

— На самом деле, я заметил, что развиваются в основном мышцы рук, а грудные задействованы в намного меньшей степени.

— Наверное, в современных кузнях какую-то часть работы выполняют машины?

— Это справедливо для больших мастерских. У нас кузня маленькая, вся работа — эксклюзивная, ручная. Для исполнителей, конечно, тяжелее. Для заказчика — лучше, потому что изделие в итоге получается утонченнее. Например, на одном из фото видно, что куется даже структура дерева. Если выполнять работы с помощью станка, получится грубее.

Отвечая на вопрос, каким должен быть кузнец, я бы добавил: нужно разбираться во многих вещах, расширять кругозор, нужно иметь чувство вкуса, стиля, чтобы создавать красивые работы, разбираться в чертежах, тонкостях сварки, опробовать каждый инструмент в кузне.

 Взять, например, молот. У нас работает такой специальный человек — молотобоец. Я считаю, учиться на кузнеца нужно как раз с освоения молота. Не все согласны с такой точкой зрения, ведь инструмент тяжелый, на крупных производствах молотобойца часто заменяет пневмостанок. Но в древности кузнецы начинали именно молотобойцами. Мастер вставал с одной стороны будущего изделия, молотобоец — с другой, кузнец показывал, куда бить, и молотобоец  подготавливал метал для дальнейшей, более ювелирной работы. Поэтому если научиться работе  молотобойца, дальнейшее освоение кузнечного дела пойдет лучше.

— Когда окружающие узнают, что вы кузнец, какая у них первая реакция?

— Удивляются, потом начинают приставать: а можешь выковать то, а можешь это? Интересуются ценами. Парни, конечно, спрашивают про оружие. Но это, наверное, во многих профессиях так. Наверняка, врачей «достают» перечислением своих «болячек», а журналистов — просьбой написать о чем-то важном.  Я очень спокойно отношусь к такого рода вниманию. Наоборот, очень хочется «продвигать» профессию. К нам уже приходили ребята из кадетского класса посмотреть, как работают настоящие кузнецы. С удовольствием примем еще желающих на экскурсию. Пусть люди знают, что кузнечное дело живет, как оно важно. 

Заметили опечатку?
Выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Больше фотографий на Яндекс фотках

Вернуться к списку новостей


Материалы по теме:

Это нравится:1Да/0Нет
Пикачу
Фотографии у Дениса знатные. Вот умеет человек.
Это нравится:0Да/0Нет
mavrykiy
Красавец!!!
Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться

  Яндекс цитирования   Яндекс.Метрика